Метод Путина


Мало кто знает, что юридический финт, который провернул Зорькин для обоснования вечного царствования Путина (помните про «не более двух сроков подряд»), стал действующим инструментом для игнорирования аналогичных норм о предельных сроках и в других отраслях системы узаконенного произвола, установленной в России.

Следователь Салтыков, ведущий дело «ФСБ против Корба»

Вот, например, как это работает в уголовном процессе.

Согласно п. 2 статьи 100 УПК РФ, «Обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей 205.1 УК РФ,.. должно быть предъявлено подозреваемому, в отношении которого избрана мера пресечения, не позднее 45 суток с момента применения меры пресечения». По факту обвинение по делу «ФСБ против Корба» не предъявлено и спустя уже почти семь месяцев с момента избрания меры пресечения 20 мая 2018 года. А на требование прекратить нарушение закона и отказаться от избрания меры пресечения следователь первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Омской области отвечает так (цитирую знак в знак):

— По общему правилу обвинение подозреваемому должно быть предъявлено «не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения». При этом в ходе предварительного следствия отсутствуют достаточные основания для предъявления обвинения Корбу В.В. в совершении какого-либо преступления, так как сбор доказательств по уголовному делу не окончен, в виду длительного производства судебных экспертиз, результаты которых могут быть положены в основу обвинения. Таким образом, в соответствии с положением ст. 110 УПК РФ, избранная ранее в отношении Корба В.В. мера пресечения неоднократно отменялась, о чем последний надлежащим образом был уведомлен, в том числе путем вручения ему постановлений об отмене меры пресечения. Кроме того, учитывая, что предварительное следствие по уголовному делу не окончено, а сбор и исследование доказательств не завершены, оснований для принятия процессуального решения о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении Корба В.В. в настоящее время не усматривается».

Понятно?

На всякий случай еще раз, по буквам и по-русски: оснований для предъявления обвинений нет и спустя семь месяцев после возбуждения уголовного дела (которое было возбуждено на основании материалов ФСБ, которые готовили их тоже около года и провели кучу экспертиз), но вместо того, чтобы признать абсурдность этого «дела» и прекратить его, следователь изображает видимость сложного расследования, назначает бессмысленные экспертизы, а чтобы обойти жесткую норму о предельном сроке меры пресечения, просто тупо раз в десять дней отменяет предыдущее постановление и оформляет новое (у меня скопилось уже более 20 этих шедевров следовательской «мысли»).

P.S. Вишенка на торте — ещё одно грубейшее нарушение УПК и базовых прав на справедливое разбирательство: продолжать предварительное следствие без предъявления обвинения можно, лишь получив разрешение от руководителя регионального подразделения СКР; как я уже сказал, «следствие» длится уже почти семь месяцев без какого бы то ни было разрешения; и даже если они эту бумагу изготовят задним числом, УПК они в любом случае уже грубо нарушили, поскольку мне уведомление в установленном порядке не отправили.

P.P.S. Ну, а что следователь в официальных документах постоянно путает даже номера инкриминируемых мне статей УК РФ, указывая, что я якобы подозреваюсь в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.1 (содействие террористической деятельности), вместо ч.1. ст. 205.2 (пропаганда и оправдание терроризма), — так это уже столь несущественные мелочи, что на них даже и обращать внимание как-то неловко в наших условиях…

Иллюстрация — рисунок Виктора Корба «Следователь Салтыков оформляет очередной бессмысленный документ по абсурдному делу», выполненный в жанре судебных скетчей в рамках проекта «Рисуем суд».