Летов — наше всё


Днем обсуждали с коллегой ситуацию вокруг акции «Наше имя — Летов!». Сошлись на том, что важно как можно раньше придумать и предложить сильную идею, которая могла бы канализировать мощный гражданский протест, накопившийся в результате пирровой победы организаторов аэропортного конкурса. Идею, которая смогла бы удержать огромное количество людей от уныния и разочарования и, наоборот, вдохновить на продолжение борьбы за свободу.

Егор Летов как образ нонконформизма

А вечером я рассказывал Татьяне об этом разговоре и уже на второй фразе воскликнул: «Так вот же оно решение — в самом этом вопросе! Надо в точности это и сделать — предложить «не расходиться после сеанса», а вместе двигаться дальше по выбранному пути. Запустить движение нонконформизма. Широкое общегражданское движение за свободу. За те главные ценности, с которыми прочно ассоциируется образ и все творчество летовского гения. Движение Летова… Впрочем, название и другие параметры летовского движения можно и нужно будет определять уже в нем самом — в полном соответствии с принципами открытой самоорганизации, лежащими в его основе…

  • В Движение Летова органично встраиваются все и любые проявления свободного творчества и гражданской активности. По сути это должно быть широчайшим движением гражданского неповиновения установленной в России системе узаконенного произвола. Движением жизни — против и подальше от затхлой мертвечины, поразившей страну и расползающейся за ее пределы…
  • В Движении Летова легко будет разовую спонтанную выходку школьников, в шутку написавших на доске «Путин — вор», превратить в общероссийский флешмоб — и этой фразой будут начинаться все уроки во всех школах страны.
  • Движение Летова найдет лучшие ответы на все актуальные вызовы, стоящие перед гражданским обществом. Причем, ответы, резко отличающиеся от привычных унылых ритуалов пошлого политического спектакля — ответы, разрывающие лживые шаблоны, ответы творческие, яркие, летающие снаружи всех измерений и скреп. Ответы, способные вернуть интерес к активной самостоятельной жизни миллионам людей, пребывающих сейчас в тисках имперской матрицы…
Это будет чем-то вроде перманентной монстрации (привет старику Лоскутову), но с более объемным социальным позиционированием…

И, главное, — всё это люди сделают сами».

P.S. Я периодически поднимал тему «русского Гавела», то есть человека «от культуры», способного консолидировать миллионы сограждан на решительный мирный протест против диктатуры. И всякий раз с грустью констатировал очевидное: «Ни Ганди, ни Манделы, ни Гавела, ни Валенсы — только гитлеры, геббельсы, вышинские и ежовы…». За тридцать лет после смерти Андрея Сахарова в России не нашлось фигуры, даже отдаленно подходящей для исполнения этой миссии. Всем чего-нибудь да не хватало: Юрию Афанасьеву — молодости, Дмитрию Быкову — нонконформизма, Виктору Шендеровичу — влиятельности, Борису Акунину — гражданственности, Юрию Шевчуку — решительности… И вот я опять поймал себя на мысли, что есть таки у нас русский Гавел. И это Летов! В нем в точности есть все необходимые качества лидера общегражданского движения за свободу. А то, что «Летов жив», хотя Игоря Федоровича Летова давно нет с нами, настолько органично российской ментальности, что не стоит даже тратить время на долгие объяснения. Летов научит нас летать.