О демократии и церковном строительстве


Мне не даёт покоя тихое строительство в центре города. Может показаться, что строительство нового собора ни у кого в Омске не вызывает интереса, так как все уже уверовали в неминуемость успешного завершения этого предприятия. Но я не верю в успех строительства нового Успенского собора. Город не выстрадал его, не был по-настоящему беремен этой мечтой. А что такое – ложная беременность и искусственные роды? Это – вещи противоестественные. Получается, что горожанам всё равно, и только некоторым немногим – приятно. Но почему мы так живём?

На сайте главного строителя нового Успенского собора, фирмы «Мостовик», самая последняя новость о сборе пожертвований гласит: «К середине ноября на счет Фонда воссоздания храма поступило около 5 миллионов 800 тысяч рублей » (http://www.mostovik-sobor.ru/content/view/37/50/ , 27.11.2005 г. Сбор пожертвований).
Ещё раз хочу напомнить о том, что суммарные затраты на строительство оцениваются примерно в 400 млн рублей (по оценкам строителей 300-350 млн руб.). Вас не настораживает расхождение динамики сбора средств с динамикой строительства. Через полтора года строители обещают завершить строительство. На сайте НПО «Мостовик» приводится цитата из газеты «Вечерний Омск»: ««План работ у нас расписан буквально по часам, отклоняться от него нельзя ни в коем случае, — считает заместитель директора МПО «Мостовик» Евгений Филимонов, — ведь 16 июня 2007 года в храме состоится первая служба. Вся исходно-разрешительная документация на строительство уже собрана. До первого февраля мы закончим устройство монолитных ростверков. Потом начнется кирпичная кладка». »
Я не могу найти ответов на некоторые вопросы. Если средства будут собираться с прежней скоростью, сборы не покроют всех затрат. Кто даст недостающие миллионы рублей? Из каких источников пойдут деньги на строительство культового сооружения (которое по виду будет напоминать памятник архитектуры, который был разрушен в прошлом веке)? Не заплатят ли за строительство храма деньгами, взятыми у граждан без их ведома? Не раз средства из бюджета области направлялись на строительство культовых сооружений. Граждан и депутатов, одобряющих такие решения, убеждали тезисы о росте уровня духовности в обществе. Но почему духовность должна быть однобокой – религиозной? Разве вне религии не существует сознания? Разве неверующий в бога человек не духовен? Разве атеист – не человек, не гражданин?
Я считаю, что взрыв интереса к религии в населении искусственно вызван – временная акция, имеющая иные цели, никак не связанные с повышением уровня духовности. Идёт клирикализация государства. Государство всё чётче обозначает свой курс на поддержание религиозного мировоззрения, как наиболее верного и удобного для осуществления контрольных функций. Государство способствует воцерквлению граждан для получения дополнительных рычагов управления населением.
Всего две цитаты: «…государь Николай Александрович и члены Царской семьи вот уже пять лет как причислены Русской Православной Церковью к лику святых. Почитание их верующими людьми ширится …», «Если власть найдет в себе силы признать невиновность Государя, она таким образом косвенно засвидетельствует правоту Церкви, которая признала невиновность Царственных страстотерпцев самим фактом причисления их к этому лику святых.» (http://patriarchia.ru/db/text/61175.html) , «Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II наградил губернатора Омской области Леонида Полежаева орденом преп. Серафима Саровского, III степени. Высокой церковной награды Леонид Полежаев удостоен за большой личный вклад в возрождение Православия в Западной Сибири и воссоздание Успенского кафедрального собора в Омске. » (http://patriarchia.ru/db/text/76591.html) Вот как выглядит связь времён, связь госудасрства и церкви. Церковь всячески высвечивает заслуги тех или иных государственных деятелей на ниве божьего промысла. А государственные чиновники не забывают поддержать церковь. Так выглядел государственно-церковный симбиоз раньше. К этому общество катится и сейчас. И уже не избранный гражданами лучший из лучших будет править, а помазанник божий, наместник вседержителя на Земле. Вот, как выглядит одна из не озвученных, но первейшая из так называемых национальных задач. На губернском сайте представлены нацпроекты: «Современное здравоохранение», «Доступное и комфортное жильё», «Качественное образование», «Эффективное сельское хозяйство» (http://www.omskportal.ru/). Но губернатор призывает собрать сотни миллионов рублей не на современный плуг, школьный компьютер, дополнительный томограф, а на церковь.
При этом планируются законы о передаче в собственность церквей земель и другого имущества, которое «должно» принадлежать церквям. Но почему тогда не начать процесс реституции (возврата собственности) обычным гражданам? Люди были незаконно репрессированы, сосланы, лишены имущества. Но кому в современной России удалось вернуть себе хоть часть земли или имущества, потерянного в результате незаконных действий государства? А церквям – пожалуйста! Но кто решил, что церковь важнее шахматного клуба или кружка юннатов? Почему восстанавливают в центре города церковь, а не дом творчества для детей? Дом творчества – менее нравственное учреждение? Клубы и дома творчества скукоживаются, ютясь в разных бараках, разрушающихся зданиях и пристройках. А церквям будут отданы принадлежащие им земли. Это потому, что в Библии так прописано? Мы стали руководствоваться святым писанием вместо Конституции? Думу, принимающие такие законы нужно разогнать ибо она уже спелась с той ветвью власти, которая юридически отстранена от принятия решений, но фактически очень влиятельна. Я говорю о церкви.
В одном христианском источнике я встретил такие рассуждения: «В нездоровой конгрегации секретность может также покрывать сферу финансов. Пасторы могут делать бесстыдные призывы к пожертвованиям, при этом они не заверяют, что финансы церкви расходуются с ответственностью и честностью.
Я слышал, как пасторы говорят своей конгрегации, что они не делают финансовых решений церкви достоянием общественности потому, что “конгрегация не имеет духовной проницательности или зрелости, чтобы понять динамику церковных финансов”. Вы когда-нибудь слышали подобные объяснения раньше?
Некоторые пасторы проповедуют: “Не имеет значения, что мы делаем с вашими деньгами. Ваша ответственность — просто давать”. Однако Библия говорит нам быть хорошими служителями, и часть хорошего служения — удостовериться, что надлежащие системы ответственности для сбора десятин и пожертвований установлены.
Когда мы становимся обеспокоенными финансовым “неуправлением”, тогда, как слуги, мы ответственны за то, куда мы сеем наше финансовое семя. Я не могу вообразить кого-либо, кто продолжает давать после того, как узнает о ненадлежащем использовании фондов. Однако люди могут еще чувствовать, что вынуждены давать, если их желание одобрения со стороны лидерства более важно, чем финансовая честность.» (http://reveal.ru/contentid-186.html , «Пять признаков нездоровой церкви»)
Эта статья меня вернула к размышлениям о сборе средств на постройку очередного омского собора. С момента принятия решения о строительстве нового Успенского собора несколько раз менялась тактика сбора средств. К традиционным сборам пожертвований в церковную кассу с надписью «На строительство храма» прибавился счёт в банке и другие механизмы «прямых» даров от дарителей. Сами-то верующие разберутся в источниках всех даров после строительства храма? Где и в каком виде собирается отчётность? Если кто-то дарит купола, колокола и кирпич, то какие средства он на это пустил? Есть ли гарантия, что все потраченные средства перечислены добровольно и чистосердечно? Нет ли в этих средствах «грязных денег»?
На областном портале опубликованы банковские реквизиты: «Банк получателя: ОАО «Омскпромстройбанк», Получатель: «Фонд воссоздания памятника истории и культуры Омской области Успенского кафедрального собора» Как относиться к участию частного банка, часть активов которого покупают и иностранцы? «6 апреля 2006г. в Москве пройдёт Совместное общее собрание акционеров ИНВЕСТСБЕРБАНК (ОАО), ОАО «Омскпромстройбанк» и ОАО «ПФС банк» в рамках объединения банков под общим брендом ИНВЕСТСБЕРБАНК (ОАО). Такое решение принято 10 февраля на Объединённом совете директоров реорганизуемых банков. В повестке дня собрания акционеров – утверждение Устава и Бизнес-плана Инвестсбербанк (ОАО), избрание состава руководящих органов, утверждение положений о филиалах «ОПСБ» и «Новороссийский» Инвестсбербанк (ОАО). » (http://www.opsb.ru/)
Где гарантия того, что средства собраны не под лозунгом «На тебе, боже, что нам не гоже!» Неужели служители церкви готовы принять любые средства ради реализации своих целей? А после постройки останется только окропить углы храма святой водой да обойти с крестным ходом – и получи, господи, новое строение в твою честь. Так что ли?
Покажите мне проект Успенского собора, смету строительства с указанием источников финансирования! Я считаю, что эта стройка преступна с самого начала. Это долевое строительство не обеспечено средствами. Если оно будет закончено в срок, то, скорее всего, финансирование будет незаконным. Обратное мне пока никто не доказал.
На сайте фирмы «Мостовик» есть страничка «Вопросы и ответы». Один из ответов гласит: «Нет демократичнее учреждения, чем храм.» (http://www.mostovik-sobor.ru/content/blogcategory/7/48/) Нет! Храм – узковедомственное учреждение. Успенский собор — часть большой транснациональной компании под названием «Русская православная церковь». Может быть, кто-то знает точные объёмы доходов этого «демократичного» собственника храмов? Церковь и демократия – предметы не совместимые. Демократия – власть людей. Церковь – власть бога. У вас есть другое мнение?

В качестве иллюстрации взята картинка с сайта НПО «Мостовик» (http://www.mostovik-sobor.ru)
Медные монетки, найденные на раскопках останков бывшего собора.
Фантастическая перспектива – только синее небо и Успенский собор.