Железно!


Как ни удивительно, но в Омске, вроде бы, не имеющем металлургической промышленности, все же выплавляется металл, а статистики регулярно отчитываются о росте производства металла и металлических изделий. Однако, специализированные предприятия, зарегистрированные как металлургическое производство, в области имеются - и немало. В 2013 году их было более четырехсот, а увеличение объемов производства в металлургии и выпуске готовых метизов за восемь месяцев 2014 года составила аж десять процентов.

Правда, в ценовом выражении это в девять раз меньше объема производства продуктов питания и напитков. Спрашивается, зачем держать печи и заниматься металлургией, если все можно купить? Хоть на http://tradesteel.ru/, хоть в местных специализированных компаниях. Но бывшие оборонные предприятия сохраняют у себя эти цеха не только из чувства ностальгии. К примеру, я директор завода, готовящего к выпуску в серийное производство уникального агрегата собственной разработки. Большинство деталей и узлов в его конструкции — типовые, которые используются и нашим заводом, и другими предприятиями. Они отливаются на заводе и поставляются всем желающим. Так что я легко куплю балку двутавровую или шестеренки нужных диаметров у проверенных поставщиков. Но есть ноу-хау — маленькая деталь, делающая наше устройство уникальным и более эффективным. Ее никто не выпускает. Более того, ее только что придумали наши инженеры, и для нее-то требуется отлить заготовку, чтоб пустить в традиционный путь промышленных технологий. Вот это-то производство, превращающее «чушки» и «болванки» в детали, и проходит у нас в статистике по статье «металлургия». Довольно скромно, надо признать.

Между тем рынок металла в любом регионе огромен и объемен. Кроме видимых обывателю рельсов, балок, профнастила и арматуры, он обеспечивает потребности всех отраслей экономики и даже наши — далекие вроде бы от металлургии — повседневные потребности. Кому не доводилось самостоятельно огораживать дачу сеткой-рабицей или ждать сварщика, чтоб поменять дома трубы и батареи? Я уж не говорю про ежегодные ремонты больших и малых трубопроводов, которые мы наблюдаем то здесь, то там. Сколько бы нам не рассказывали про переход на пластиковые трубы, магистрали тянут все равно металлическими. На самом деле нас ведь постоянно окружают балки, трубы, пруты, уголки, металлический лист с полимерным покрытием и без, проволока, электрокабели, цепи, тросы, бронзовое литье и медная окантовка. И в конце жизни, как ни грустно, ждет металлическая оградка.

В Омске есть даже исторический анекдот, связанный с металлом. Однажды город с рабочим визитом посетил Леонид Ильич Брежнев. В ожидании его всё красили, шпаклевали, ремонтировали, асфальтировали. И вот на один завод прибыли проверяющие, ответственные за безопасность вождя. В своей машине они поехали по территории, прокладывая «гостевой маршрут». А омский оборонный завод — это целый город, правда, спланированный весьма хаотично. К тому же, его территорию пересекает железнодорожная ветка. И вот товарищи на «Волге» полдня ездили туда-сюда, но никак у них не получалось проложить маршрут без переезда через рельсы. А при их пересечении пассажиров ощутимо трясло, чего никак нельзя было допустить в день Ч. И тогда товарищи уполномоченные сказали: убирайте рельсы. Директор завода схватился за голову, секретарь парткома — за партбилет… Потому что рельсы убрать невозможно — они же часть гигантской машины, где есть круглосуточные производства, которые нельзя оставлять без подвоза угля, металла, мазута и прочего. Тот же металлургический цех или котельную просто так не выключишь. Короче, понятно: уберешь рельсы — надо завод останавливать. Перед лицом надвигающейся катастрофы у кого-то мозг все-таки окончательно не отключился. Из заводских запасов извлекли несколько листов броневой стали, и сварщики виртуозно сварили из них настил, которым и накрыли рельсы. Говорят, Леонид Ильич проехал по нему и ничего не почувствовал.

Есть металлургия в Омске, есть. Пусть и малая.